Jump to content

Leaderboard


Popular Content

Showing most liked content on 01/06/2021 in all areas

  1. 1 point
    Лето. Я еду в Д. на машине С.. Эта машина огромная. Вроде Уаза 469. Расцветка у машины военная. Машина сверхпрочная, железная, в огонь и в воду может въехать. Настоящий танк. Мы едем в Д. и въезжаем в город. Мы с С. Давно не в отношениях и я это подчёркиваю, хотя он мне дорог. В городе солнечно, летняя чудесная погода. Где-то на территории лесопарковой зоны мы останавливаемся на привал. Мы спим рядом на одной кровати или вроде того. Мы лежим оба на боку, лицом друг к другу. На достаточно большом расстоянии и кисти наших рук лежат друг на друге. Он так ничего и не понял, он не хочет понять, допустить, что это всё не будет иметь продолжения. Поэтому я и ухожу. Я иду к дому родителей по большой улице. Сумерки сгущаются и кажутся мне очень опасными. У меня есть телефон. Я нашла его в старом сейфе. Телефон мобильный, кнопочный, уже очень старый. Но благодаря этому он не разрядился за все годы лежания в сейфе. По дороге к дому родителей я звоню С. потому что мне страшно, и мне нужно чтобы со мной кто-то разговаривал. Мне стоит большого труда найти номер его телефона. Я его не знала наизусть и каким-то чудом нахожу сообщения от него. Эти сообщения в телефоне ещё с того времени, когда наши отношения только-только начинались. Я звоню ему. Но кажется не дозваниваюсь. Я всё ближе к дому, я тороплюсь. Самый тёмный и небезопасный участок дороги я преодолела. Опасности реальной как будто не было. Просто мне было ужасно одиноко, я боялась именно этого, похоже. И того, что из-за этого вокруг меня сгущаются странные сумерки. Я приближаюсь к мосту. Строительство его заканчивается, его перекидывают почти через весь город с одного берега на другой. Здесь полно рабочих. Мне не страшно быть среди незнакомых людей, мне не страшно, когда я просто с кем-то говорю. Там идёт очень сложная работа. Мост обрабатывают каким-то ужасно едким раствором у самого его основания. При этом рабочие не в масках, хотя и униформе и касках. Запах ударяет мне в нос, я зажимаю его и не дышу – он просто разъедает и способен убить меня. Я иду дальше, рабочие на меня смотрят – обязательно кто-то найдётся, кто нарушит границы работ. Этим человеком в этот раз оказалась я – я ведь спешу домой. При этом вообще работы ничем не огорожены. Я иду зажав одной рукой нос, другой рукой прижимаю телефон к уху, но не уверена, что я с кем-то разговаривала, может быть, ждала, что мне ответят. Пройдя участок работ я вдыхаю свежий воздух. Я встречаю своих знакомых, они тут гуляют в сумерках и у них всё хорошо, обычный вечер обычного дня, они идут развлекаться. Я же спешу к дому родителей. Когда я приближаюсь к дому, мне звонит мама. Я знаю, что папа спит, а мама в это время мне говорит, что все эти мои отношения с С. И А. - из-за них всё между нами портится, портятся наши отношения, и как будто значит из-за этого надо отказаться от отношений с мужчинами. Я в ярости. Мама давит на жалость, обвиняет во всём меня – это приводит меня в бешенство, и я кричу на неё и кладу трубку. Я останавливаюсь возле дома и не иду дальше. Я вижу машину А. – его железную грязно-персикового цвета восьмёрку. Он едет на ней мимо дома моих родителей. Я останавливаюсь и провожаю взглядом его машину. Он сам не то подходит ко мне, не то дозванивается до меня. Он рассказывает, ему звонил С. Он в панике от того, что я сбежала, они оба переживают и хотят меня найти. Я возмущена, тем, что А. вообще вмешивается. И тут из меня просто начинает как будто брызгать яд – я поддеваю его словами, издеваюсь над ним, пытаюсь по крайней мере. Он-то конечно непрошибаем и главное – у него своя жизнь. А я всё ещё страшно злюсь на него.
  2. 1 point
    Здравствуйте. Мне приснилось два сна в разное время. Но пока записывала второй, неожиданно поняла, что между ними есть сходство. поэтому выкладываю в связке. Мне снился сначала С и то, как мы с ним взаимодействуем: по коридорам здания ходим. Потом снился мужчина в ванной. Взрослый, отёкший. Он алкоголик, возможно, что и бывший, но это видно, что он алкоголик и старше меня значительно. Япредана ему не смотря ни на что. Не смотря на обрюзгшее тело. Не смотря на то, какой он неприятный человек. Он лежит обнажённый в ванной, ремонт тут исключительно модный: света мало, темные кафельные стены немного бликуют, белая тут только сама ванная. Он прогоняет меня, отсылает меня от себя. Я ухожу, махнув на него рукой. Ухожу чтобы встретиться с другим мужчиной. Он музыкант. Он иностранец. Мы встречаемся с ним в очень уютном здании. Небольшом, семейном. Это длинная стена домов по обе стороны от дороги, для семейных людей. Там прекрасная уютная обстановка. Мы ходим с ним по комнатам, в каждой из них мы сидим, болтаем, переходим в другую. Мы забираемся на чердак и, кажется, даже на крышу, чтобы посмотреть, как прекрасно не только внутри дома, но и снаружи. Мы разговариваем. Он очень мне нравится. Мы понимаем друг друга. Я стараюсь говорить на его языке – на английском. У меня это получается как будто само собой, хотя я не понимаю, как и когда задумываюсь об этом, то немного смущаюсь. Мне нравятся его песни и музыка. Она очень нежная, искренняя и душевная. Мы проводим тут день. А потом он уходит по делам и возвращается. Но с ним что-то случилось, что-то неприятное. Вернулся в дом, на нём футболка с надписями о каком-то мероприятии. Белая футболка с черными прямоугольниками со словами, он как будто что-то себе повредил или у него были неприятности. Тут мне становится страшно за него, мы лежим вместе и я обнимаю его. Мне хочется ему помочь изо всех сил. Но как-то так получается, что хотя пострадал он, он меня же и утешает, он меня успокаивает и защищает и мне становится тепло у него на груди. Пока мы переживали друг за друга и пытались неловко объяснить друг другу как мы друг другу дороги, мы целовали лица друг друга, но боялись поцеловать в губы. Мы как будто самые лучшие друзья, самые дорогие люди и боимся это потерять. Вроде бы всё очевидно, но решительные и однозначные шаги никто не делает. Между нами ещё нет отношений, хотя мы очень хорошо проводим время и прекрасно друг друга понимаем, симпатия явная. Я ощущаю покой, но не только от того, что он рядом, что он дорожит мной, но что он дорожим и моим покоем и может быть сильным сам и защитить меня. Когда ему он уезжает дальше, я дарю ему книгу с запиской. Очень красивую книгу. Может быть, мою любимую, а может быть я написала её сама. Я говорю ему что-то на русском языке. Что-то очень важное, искреннее, простое и объёмное о том, что чувствую к нему. Язык как будто разделяет нас. Но он всё равно слушает меня. Он уезжает. А я остаюсь. И на меня накидывается моя мама, почему я ничего не сделала, чтобы его удержать, ведь он такой видный, такой популярный. Такой покровитель и друг – это в жизни очень важно. Мама, как всегда, всё понимает по своему и совсем не так, как чувствую и понимаю я. Не проходит и дня, как я получаю от него сообщение в мессенджере – что очень неожиданно. Он пишет мне и вставляет одно русское слово. Он хочет знать, что оно означает. Это слово «единственное». Я понимаю, что он хочет учить мой язык и понимать меня и это начало.
×