Jump to content

Leaderboard


Popular Content

Showing most liked content since 12/22/2020 in Posts

  1. 2 points
    Начало сна в тумане. Дальше площадь с деревянными домами как в городах на Руси. Набат, нужно уходить. Вокруг только женщины, мужчин нет - на войне? Одна женщина плачет, что у нее уже закончилась женская жизнь (цикл), а нам остальным хорошо, пока еще возможность есть завести детей. Дальше мы с уже мужем спускаемся в метро. Нас преследует какое-то старое зло. Видится такая бесформенная куча-старуха-волшебница. Нужно затеряться в толпе, скорее дойти до другого конца платформы, чтобы не достала. Вроде мы успеваем, но туман от этой волшебницы постепенно ползет к нам, сквозь толпу. Нужен поезд, а его все нет. Я всматриваюсь в тоннель. В темноту уходят технические проходы по бокам, они как в обычном метро, отгорожены. Прямо за загородкой выглядывает Борька в смешной шапке. Собирается пробираться по проходу. Я пытаюсь ему объяснить, что это опасно, но он только смеется. В руках у мужа стеклянный чемодан с отрубленной головой какой-то женщины. Очень важно его сохранить, но муж роняет его на рельсы. Собирается прыгать за ним, но я не даю - поезд уже подходит. Опасно. Это не пассажирский поезд, а технический: два вагона, из которых выкатывают прилавки-холодильники (как в магазинах). На них на поддончиках лежат младенцы. Все одинаковые, точь в точь. Просто в разных позах, с разными выражениями лиц. Вроде симпатичные, но мне неприятно. В других холодильниках щенки, птеродактили, кого только нет. И все одинаковые. Я обращаюсь к мужу:"Смотри, как противно. Сразу видно отличие от естественной системы".
  2. 2 points
    Я в нашей деревне в старом доме. Уехала одна. Выбрала себе темную, покосившуюся хозяйственную пристройку и легла там спать на раскладушке. Среди ночи в дверную щель просунулась лапища какой-то противной старухи-соседки и стала изнутри пытаться открыть дверь. Я ее прогнала. Комната уже мною обустроена, светло, столик со скатертью. Я куда-то отлучилась, возвращаюсь - опять эта старушенция уютно сидит на моей раскладушке за столиком и лопает принесенный ею жирный обед. Еле выгнала. Решила починить калитку: допотопная, на железных осях со скрипящими болтами. Я на место механизм ставлю, но это только для виду. И я это понимаю. Если дернуть посильнее - сломается. А починить как следует я не умею. Еще сверху лампочку синюю синей же изолентой приматываю (как полицейская), но она не работает. Тоже старая.
  3. 1 point
    Здравствуйте. Я как-то раньше не любила неприятные сны (то есть которые мне казались неприятными, потому что ранили меня). Но написав последний неприятный и получив его толкование, наоборот ощутила за них привил благодарности и за сон и за толкование-поддержку. Поэтому решила и этот написать. В этом сне я работаю в какой-то конторе. Есть злое начальство, которое эксплуатирует людей: с одной стороны даёт много ценных вещей, которые не используют сотрудники, и при этом не кормит. Настроения на работе просто чудовищные. Я выполняю работу посыльной. Мне нужно приносить воду и продовольствие. Для этого я хожу про просёлочным пыльным дорогам к складам, где я получаю воду. Удивительно, но погода здесь славная. Всё время светит солнце, хотя кажется, оно скрыто дымкой. По дороге назад я прохожу мимо прилавка с хлебо-пекарными изделиями. Лавку содержит женщина, она же и печёт всё, что есть на прилавке. Здесь есть и простые булочки и хлеб, а есть изумительные вкусные и к тому же полезные лакомства. Я стараюсь преобразить рабочий процесс, наполнить коллег хотя бы малой толикой радости и, заботясь об их здоровье, я покупаю им вкусный и очень полезный хлеб. Но вместо благодарности, я встречаю отчаяние: чем более вкусные продукты я приношу, тем более искусными и вкусными должны быть продукты, которые мы сами производим. Меня выводит из себя отчаяние, нежелание соответствовать, нежелание «перетрудиться» и делать по-настоящему хорошо. Поэтому я, собрав всю свою храбрость, отправляюсь к начальству, которое воспринимала как тиранов. Это несколько влиятельных людей. Они очень заботятся о материальной ценности тех немногих вещей, которые дают персоналу, это делает их жадными и расчётливыми. Я прихожу со своим рюкзаком, с которым ходила добывать продовольствие, и отдаю им казёные принадлежности: в основном брендированную одежду, которую я даже не распаковала. Последней я достаю подставку для канцелярских принадлежностей. У неё дно имеет форму окружности, в ней гремят почти истраченный карандаш и много всяких скрепок, прищепок, ластик, две ручки. Подставка большая с большим количеством разных отделений. Я гремлю ей, показывая, что у меня ещё есть в рюкзаке. На подставку с жадностью и вожделением смотрит женщина, которая ответственна, видимо, за выдачу всяких принадлежностей. Но я говорю, что эта вещь моя и отдавать я её не собираюсь. Я убираю её в свой черный спортивный очень удобный рюкзак и ухожу. Я иду к небольшому домику, где тут живет и работает Р. Я иду попрощаться. Я раздражена и выражаю Р. своё недовольство работой, как будто он в ней виноват. Хотя сам просто трудится, приняв обстоятельства. Кажется, ему тоже тут многое не нравится. И он совершает неожиданный выпад в мою сторону. Он бросает в меня серебряным православным крестиком, который я когда-то давно, доверившись ему, подарила, в надежде, что он будет ему помогать. Крестик не обычный. У него толстые перекладины и горизонтальная длиннее вертикальной. Р. Кричит на меня, говорит, что ему эта вещь никогда не была нужной, потому что он другой веры. Я выхожу из его рабочего домика. Погода прекрасная. Весна, всё цветёт. И я вдруг от горя падаю прямо лицом на асфальт. Я лежу на нём лицом вниз. Я не ранена, падение не причинило мне боль. Просто именно так я себя чувствую. А потом я встаю и решаю, что мне нужно искать другую работу и нет смысла горевать о том, что только что случилось с Р.
  4. 1 point
    Привет. Как всегда очень интересный сон. Он показывает что ты до сих пор получала от работы и что на самом деле хочешь получить. Работа, которую ты описываешь в начале, даёт людям престиж, социальное положение (ценные вещи, брендовая одежда). Но не приносит удовлетворения, радости. Ты пытаешься украсить жизнь людей в своей конторе новыми впечатлениями, разнообразием эмоций, но это еще больше раздражает их, они уже смирились с однообразием и скудностью жизненных впечатлений и не хотят перемен. Человек тонко чувствующий не сможет кое как работать и делать то что ему не нравится, к сожалению, высокий эмоциональный уровень очень сложно поддерживать, легче быть роботом и делать не любимое дело не вкладывая в него душу. Тебя такая работа не устраивает, поэтому сейчас ты не гонишься за престижной работой, для тебя главное, чтобы было время для творчества. Свою подставку для карандашей и ручек, ты никому не отдашь. Это наработанные тобой литературные приёмы и способы обработки информации. Далее ты идёшь к своему другу и пытаешься своё недовольство жизнью излить на него, обвиняя в том, что он неправильно, с твоей точки зрения, живёт. Другу живётся не просто, он чувствительный, тонко чувствующий человек, и ему не просто втиснутся в рамки этого мира. Постоянная неудовлетворенность тем как он реализует свои таланты, вгоняет его в депрессии, из которых он долго и мучительно выбирается. А тут еще ты со своими претензиями. Крестик, который ты ему подарила, это твои жизненные трудности, твои проблемы и он их принял, но тебе мало этого, ты хочешь чтобы он и думал как ты, придерживался твоей жизненной философии. На что он вполне резонно тебе ответил, что у него своя вера. Люди становятся нашими друзьями и остаются ими только в случае, когда мы позволяем им оставаться самими собой. Погода в твоем сне прекрасная, то есть мир готов тебе помогать. Проблема лишь в том, что ты пытаешься изменить жизни других людей, не узнав предварительно нужно ли им это. И совершенно не занимаешься своими собственными проблемами взаимодействия с окружающей средой. Резкий ответ твоего друга жестко приземлил тебя, зато ты сделаешь правильные выводы и начнешь искать способы своей реализации.
  5. 1 point
    Этот сон повторяет предыдущий предупреждая, что из глубин подсознания поднимаются старые кармические проблемы, возможно какие то проклятия (старуха). Проклятия связанные с деторождением. Чтобы уйти от этого зла надо начать новый процесс, новую жизнь(поезд, которого вы ждёте). Но для этого надо освободиться от ненужного. У мужа в руках чужая голова, намёк на то что ему и тебе надо думать своей головой. Вы её уронили и слава богу. Боря в смешной шапке - его мышление странное, нестандартное, необходимо более тщательно приглядывать за ним, чтобы он не ушел в глубину раньше времени. Продажа клонов, возможно намёк на суть кармической проблемы, скорее всего твоя сущность участвовала в создании искусственных живых систем. Сны конечно неприятные с одной стороны, но с другой стороны, процесс тронулся, проблемы проявляются и мы их будем решать.
  6. 1 point
    Привет интересный сон. Мне думается мы с тобой пробудили твоё подсознание и из него полезла старая карма (старуха). И теперь надо её осознать, разобрать, а старые запоры сломаны, они только для вида. Будем работать.
  7. 1 point
    Второй сон рассказывает о том что ты стремишься выполнить свою кармическую задачу, едешь к своим родителям. Чтобы выполнить эту задачу необходимо быть сильным самодостаточным человеком, способным противостоять манипуляциям и идти своей дорогой по жизни. Но пока что ты чувствуешь себя хорошо (прекрасная погода) только в броневике, под присмотром сильного мужчины. Эти отношения делают тебя слабой, ты понимая это, уходишь, завершая эту страничку своей жизни. Одной тебе страшно (сумерки сгущаются). И тебе хочется дружеской поддержки, ты давно не обращалась к С. (телефон лежал в сейфе) похоже он устал тебя ждать. Ты боишься одиночества, поэтому тебе грустно и не по себе. Мост это умение быть одновременно и материальным и духовным человеком. Он почти достроен у тебя, но пока ты никак не найдёшь способов применения своих талантов, не чувствуешь уверенности в материальном мире, это разъедает твою душу. Ты заткнула нос, то есть стараешься не думать об этом. Твои друзья и знакомые как свежий воздух для тебя, у них все хорошо. Мама манипулирует тобой и ты не в силах противостоять ей. Потому что не веришь в себя и в свою судьбу и в свои таланты. Пока что ты можешь только бросать трубку, но это уже хорошо. Мама на подсознательном уровне хочет чтобы ты всегда оставалась ребенком и не выходила из под её влияния. Твои мужчины беспокоятся о тебе, хотят тебе помочь, но ты понимаешь, что их помощь делает тебя слабой. Это возмущает тебя, ты отравляешь ядом свои отношения с мужчинами. А мужчина показывает тебе - будь сильной, живи своей жизнью и никто не будет тобой манипулировать, и ничей яд не будет тебе страшен. А обвиняют мир в своих бедах только слабые люди. Держись Сказочница. Твои сны показывают в каком ты состоянии сейчас, помогая справиться с трудностями. И обещают тебе прекрасные отношения впереди, но для этого необходимо потрудится. У тебя все получится.
  8. 1 point
    Лето. Я еду в Д. на машине С.. Эта машина огромная. Вроде Уаза 469. Расцветка у машины военная. Машина сверхпрочная, железная, в огонь и в воду может въехать. Настоящий танк. Мы едем в Д. и въезжаем в город. Мы с С. Давно не в отношениях и я это подчёркиваю, хотя он мне дорог. В городе солнечно, летняя чудесная погода. Где-то на территории лесопарковой зоны мы останавливаемся на привал. Мы спим рядом на одной кровати или вроде того. Мы лежим оба на боку, лицом друг к другу. На достаточно большом расстоянии и кисти наших рук лежат друг на друге. Он так ничего и не понял, он не хочет понять, допустить, что это всё не будет иметь продолжения. Поэтому я и ухожу. Я иду к дому родителей по большой улице. Сумерки сгущаются и кажутся мне очень опасными. У меня есть телефон. Я нашла его в старом сейфе. Телефон мобильный, кнопочный, уже очень старый. Но благодаря этому он не разрядился за все годы лежания в сейфе. По дороге к дому родителей я звоню С. потому что мне страшно, и мне нужно чтобы со мной кто-то разговаривал. Мне стоит большого труда найти номер его телефона. Я его не знала наизусть и каким-то чудом нахожу сообщения от него. Эти сообщения в телефоне ещё с того времени, когда наши отношения только-только начинались. Я звоню ему. Но кажется не дозваниваюсь. Я всё ближе к дому, я тороплюсь. Самый тёмный и небезопасный участок дороги я преодолела. Опасности реальной как будто не было. Просто мне было ужасно одиноко, я боялась именно этого, похоже. И того, что из-за этого вокруг меня сгущаются странные сумерки. Я приближаюсь к мосту. Строительство его заканчивается, его перекидывают почти через весь город с одного берега на другой. Здесь полно рабочих. Мне не страшно быть среди незнакомых людей, мне не страшно, когда я просто с кем-то говорю. Там идёт очень сложная работа. Мост обрабатывают каким-то ужасно едким раствором у самого его основания. При этом рабочие не в масках, хотя и униформе и касках. Запах ударяет мне в нос, я зажимаю его и не дышу – он просто разъедает и способен убить меня. Я иду дальше, рабочие на меня смотрят – обязательно кто-то найдётся, кто нарушит границы работ. Этим человеком в этот раз оказалась я – я ведь спешу домой. При этом вообще работы ничем не огорожены. Я иду зажав одной рукой нос, другой рукой прижимаю телефон к уху, но не уверена, что я с кем-то разговаривала, может быть, ждала, что мне ответят. Пройдя участок работ я вдыхаю свежий воздух. Я встречаю своих знакомых, они тут гуляют в сумерках и у них всё хорошо, обычный вечер обычного дня, они идут развлекаться. Я же спешу к дому родителей. Когда я приближаюсь к дому, мне звонит мама. Я знаю, что папа спит, а мама в это время мне говорит, что все эти мои отношения с С. И А. - из-за них всё между нами портится, портятся наши отношения, и как будто значит из-за этого надо отказаться от отношений с мужчинами. Я в ярости. Мама давит на жалость, обвиняет во всём меня – это приводит меня в бешенство, и я кричу на неё и кладу трубку. Я останавливаюсь возле дома и не иду дальше. Я вижу машину А. – его железную грязно-персикового цвета восьмёрку. Он едет на ней мимо дома моих родителей. Я останавливаюсь и провожаю взглядом его машину. Он сам не то подходит ко мне, не то дозванивается до меня. Он рассказывает, ему звонил С. Он в панике от того, что я сбежала, они оба переживают и хотят меня найти. Я возмущена, тем, что А. вообще вмешивается. И тут из меня просто начинает как будто брызгать яд – я поддеваю его словами, издеваюсь над ним, пытаюсь по крайней мере. Он-то конечно непрошибаем и главное – у него своя жизнь. А я всё ещё страшно злюсь на него.
  9. 1 point
    Привет. Ты права сны связаны. Конечно они не про маму, а про тебя. Помнишь мы с тобой говорили уже об этом. Прежде чем вступать в отношения тебе необходимо обрести себя, стать самостоятельной, не искать в мужчине опору, а найти партнёра, друга, родную душу. Мне кажется, что это сон про твои новые отношения. Они будут развиваться медленно, и сначала, после долгих рассказов друг другу, про детство, про любимые книги и музыку, про творчество и многое другое, превратятся в нежную дружбу. Эти отношения ты будешь аккуратно выстраивать, ценить, и не стремиться поймать мужчину в силки как птичку, а ждать когда, он почувствует что ты единственная, та самая которую он ждал. Вот тогда всё и начнётся. Но прежде необходимо освободится от старых отношений с С., которые постоянно возвращают тебя в состояние беспомощности. Похоже у тебя будут какие то совместные проекты с С,. И освободится от иллюзий, что ты можешь на своих хрупких плечах вытащить кого то из депрессии или пьянства. Не заблуждайся - "Спасение утопающего - дело рук самого утопающего!" Как бы странно это не звучало, но это правда. Второй твой мужчина во сне находится в ванне и это очень хорошо, значит процесс очищения начался и человек способен помочь себе сам. Когда в отношениях один живет своей жизнью и не важно пьёт он или погибает, это его выбор, а второй постоянно его спасает, вместо того чтобы проживать свою жизнь. Оба в проигрыше, потому что первый надеется на второго и никогда не захочет менять ситуацию, а второй теряет себя и превращается в пустоту, в морального калеку. Про маму ты и сама все знаешь, её надо любить, выслушивать и делать так как ты считаешь нужным.
  10. 1 point
    Здравствуйте. Мне приснилось два сна в разное время. Но пока записывала второй, неожиданно поняла, что между ними есть сходство. поэтому выкладываю в связке. Мне снился сначала С и то, как мы с ним взаимодействуем: по коридорам здания ходим. Потом снился мужчина в ванной. Взрослый, отёкший. Он алкоголик, возможно, что и бывший, но это видно, что он алкоголик и старше меня значительно. Япредана ему не смотря ни на что. Не смотря на обрюзгшее тело. Не смотря на то, какой он неприятный человек. Он лежит обнажённый в ванной, ремонт тут исключительно модный: света мало, темные кафельные стены немного бликуют, белая тут только сама ванная. Он прогоняет меня, отсылает меня от себя. Я ухожу, махнув на него рукой. Ухожу чтобы встретиться с другим мужчиной. Он музыкант. Он иностранец. Мы встречаемся с ним в очень уютном здании. Небольшом, семейном. Это длинная стена домов по обе стороны от дороги, для семейных людей. Там прекрасная уютная обстановка. Мы ходим с ним по комнатам, в каждой из них мы сидим, болтаем, переходим в другую. Мы забираемся на чердак и, кажется, даже на крышу, чтобы посмотреть, как прекрасно не только внутри дома, но и снаружи. Мы разговариваем. Он очень мне нравится. Мы понимаем друг друга. Я стараюсь говорить на его языке – на английском. У меня это получается как будто само собой, хотя я не понимаю, как и когда задумываюсь об этом, то немного смущаюсь. Мне нравятся его песни и музыка. Она очень нежная, искренняя и душевная. Мы проводим тут день. А потом он уходит по делам и возвращается. Но с ним что-то случилось, что-то неприятное. Вернулся в дом, на нём футболка с надписями о каком-то мероприятии. Белая футболка с черными прямоугольниками со словами, он как будто что-то себе повредил или у него были неприятности. Тут мне становится страшно за него, мы лежим вместе и я обнимаю его. Мне хочется ему помочь изо всех сил. Но как-то так получается, что хотя пострадал он, он меня же и утешает, он меня успокаивает и защищает и мне становится тепло у него на груди. Пока мы переживали друг за друга и пытались неловко объяснить друг другу как мы друг другу дороги, мы целовали лица друг друга, но боялись поцеловать в губы. Мы как будто самые лучшие друзья, самые дорогие люди и боимся это потерять. Вроде бы всё очевидно, но решительные и однозначные шаги никто не делает. Между нами ещё нет отношений, хотя мы очень хорошо проводим время и прекрасно друг друга понимаем, симпатия явная. Я ощущаю покой, но не только от того, что он рядом, что он дорожит мной, но что он дорожим и моим покоем и может быть сильным сам и защитить меня. Когда ему он уезжает дальше, я дарю ему книгу с запиской. Очень красивую книгу. Может быть, мою любимую, а может быть я написала её сама. Я говорю ему что-то на русском языке. Что-то очень важное, искреннее, простое и объёмное о том, что чувствую к нему. Язык как будто разделяет нас. Но он всё равно слушает меня. Он уезжает. А я остаюсь. И на меня накидывается моя мама, почему я ничего не сделала, чтобы его удержать, ведь он такой видный, такой популярный. Такой покровитель и друг – это в жизни очень важно. Мама, как всегда, всё понимает по своему и совсем не так, как чувствую и понимаю я. Не проходит и дня, как я получаю от него сообщение в мессенджере – что очень неожиданно. Он пишет мне и вставляет одно русское слово. Он хочет знать, что оно означает. Это слово «единственное». Я понимаю, что он хочет учить мой язык и понимать меня и это начало.
  11. 1 point
    Я приезжаю в Питер или в какой-то город. С Н. и К. Это всё одна команда для меня. Я оплатила эту стояночную квартиру. Заплатила 30 тысяч. Я пишу стояночная – потому что мы поедем дальше. Наш путь идёт дальше. В этой квартире я готовлю для всех еду. Что-то с мясом и овощами– какие-то котлеты – которые сама при этом не ем. Я знаю, что готовлю их для других. Не знаю точно зачем, потому что меня никто не просил. Но тут на кухне мы все что-то готовим. И вдруг через коридор в кухню проходят люди. Они начинают проходить и забирать то, что я приготовила. Они не говорят ни слова, они не здороваются и вообще не обращают внимания на меня, хотя я здесь. Это шокирует меня и у меня пропадает дар речи, я просто наблюдаю за ними. Они берут едут. Я иду в комнату, очень удивлённая. И вижу из комнаты, как другие люди заходят в квартиру, проходят по коридору и идут дальше в кухню. Все они забирают еду из холодильника. Я по-прежнему шокирована и не знаю, как реагировать. Они ведут себя так естественно, согласно какому-то своему порядку. Мне кажется, что некоторые из них двигаются воровато, как будто знают, что делают что-то нехорошее, другие беседуют между собой, смеются и поэтому не замечают меня, другие – двигаются решительно. Пока это происходит пребывает ещё одна наша знакомая, подруга Н. – Л. Я наблюдаю за людьми, которые входят в квартиру. Мне кажется, в основном, это женщины. Все эти люди – какие-то убогие, они не статные, не красивые, они низкого роста, худощавые. Большинство из них азиаты, как будто вьетнамцы. Кожа у них смуглая. Я решаю, что нужно наконец что-то предпринять. Всех этих людей я прошу заглянуть как будто в дальнюю комнату квартиры или общую комнату на этаже. Сюда приходят разные люди. Некоторые из них плохо говорят по-русски, а те, кто говорят, говорят странно, издеваясь над словами, как будто передразнивая. Здесь есть африканцы. Но скорее северные – у них более светлая кожа. Один такой – вроде местного старца или мудреца, он самый взрослый здесь, и грудина у него костлявая, сухая, а низ туловища – наоборот непропорционально упитанный. Я описываю им ситуацию. Вообще я тут какая-то очень миролюбивая, очень мягкая. Я говорю им о том, что чувствую, что увидела, что меня поразило, я стараюсь им описать ситуацию, чтобы они поняли, что произошло для меня. Меня так часто перебивают, не слушают, скучают, что я никак не могу дойти до сути и до конца истории. Но я очень терпелива и продолжаю говорить и пытаюсь довести рассказ до конца. При этом мои знакомые, которые здесь так же присутствуют, держатся очень холодно, очень отстранённо, они брезгливо относятся к этим людям, которые населяют дом, и они предпочли бы сделать вид, что ничего не произошло, но, покинув дом, хаять его с издевкой и высокомерием и удивляться. Я пытаюсь закончить историю. Меня перебивает «старец» он рассказывает о жизни на родине. О том, какие энергии и эмоции выражают их местные танцы. Они часто стучат ребрами ладоней по бёдрам, как будто подчеркивая и заостряя внимание на связи между бердом и тазом/пахом. Все пытаются повторить эти движения от нечего делать, они паясничают. А я переключаюсь на этот танец со всей серьёзностью. Я пытаюсь его повторить, повторить это движение и спрашиваю, что оно означает. «Старец» хотя и знает, что это, но моё внимание очень важно и льстит ему. Ничего вразумительного мне не отвечает, он говорит – это просто движение, его все делают. Наконец, большинство людей уходит. Остаются четыре слушателя из жителей этого дома. я дорассказываю им эту историю и плачу, плачу, потому что заплатила деньги и большие, как мне кажется, чтобы всем было хорошо и комфортно. Что меня расстраивает присвоение чужого, что я не знала, что здесь так принято, а оказалось, что эта квартира она вообще для того и нужна: не у всех есть холодильники, не все готовят, а здесь всегда можно поесть и у всех сюда есть доступ. Я не знала этого, меня это огорчает и я плачу. Четыре человека дослушивают меня и они растеряны от того, что ничего не могут сделать с тем, как всё заведено и потому что я не знала правил этого места.
  12. 1 point
    Привет. Это сон помощник для тебя. Он рассказывае,т как глупо ты транжиришь свою энергию. Ты предоставляешь себя друзьям(оплачиваешь квартиру за всех), чтобы они на твоей энергии стартанули в будущее, ты кормишь их своими чувствами (Котлетки с овощами), мало того, ты вообще не следишь за своими эмоциями и жизненной энергией, раздавая её походя всем кто пожелает. Каждому ущербному, жалкому, просто прохожему. Тебя легко взять на интерес, рассказав, что ни будь дурацкое (про африканские танцы).
  13. 1 point
    Я в помещении большой фирмы. Жду ее босса. Может быть, я его секретарь? Я знаю, что мы вместе делаем одно дело. Сначала мне передают пакет из химчистки с его рубашками в черном пакете. По виду там одна-две рубашки. Я заглядываю в пакет, начинаю перебирать вешалки - их оказывается очень много, разных расцветок. Красивые. В коридоре появляется босс - очень высокий, мощный, дорого одетый. Мы с ним обнимаемся, он без сил приваливается ко мне. Я прошу не отпускать руки, на что босс отвечает:"Куда же я денусь? Я без тебя погибну." Только тут я замечаю, что он вернулся откуда-то контуженый: темно-синие проступившие вены по всему телу, и ноги покалечены, замороженные колоды. Я сижу, на моих коленях его правая нога: уже выглядит нормально, сильная, мускулистая, здоровая. Я глажу ее и успокаиваю босса:"Все будет в порядке, правую вот мы легко поправим". А про себя содрогаюсь при мысли о левой. Совсем искорёжена, скрючена, истощена. Когда-нибудь тоже поправим, но это очень трудно. Как поправить - пока не понятно.
×