Jump to content

Search the Community

Showing results for tags 'дом'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Обращение к читателям
    • Приветствие
    • Группа ВКОНТАКТЕ
  • Книги
    • В поисках свободы и опоры
    • Записки о реальности
  • Видеоматериалы
    • Видео
  • Сновидения
    • Работа со сновидениями
  • Практики
    • Астрология
    • ТАРО
    • Другие
  • Свободное общение
    • Отзывы и предложения
    • Просто о жизни

Found 14 results

  1. Разные дома

    Добрый день! Мне приснился сегодня загадочный сон, в котором я побывала в нескольких домах. Интересно, что вы скажите о его смысле. Заранее благодарю! Ночь. Я подхожу к воротам какого-то очень модного ночного заведения для избранных. Оно находится на территории за высоким железным забором. Высокий столб, который венчает огромный череп возвышается за воротами. Когда проходишь мимо него, он начинает переливаться, как голограмма, и это красиво. На территории я встречаю Ярослава. Отношения у нас всё ещё странные. Я ему нравлюсь. Я с ним флиртую. Мы садимся в машину – Ярослав за рулем и ночью едем по дороге в тёмный лес. В лесу – дорога, но не асфальтовая, а как тропа. По дороге встречаем милую девушку – она младше нас и влюблена в Ярослава. Я отступаю, чтобы дать им возможность установить отношения. Вместе мы едем на машине дальше и оказываемся во дворе дома. Этот дом с оживленным двором, где все друг друга знают, стоящий буквой «п» при этом современный и почти безликий, но всё-таки необыкновенный. День. Этот дом очень интересный. у него есть история. Чувствуется, что дом очень необычный, населённый, живой. Мы входим в него и попадаем в квартиру. Нас четверо – кто четвертый, не понимаю, но это мужчина. Мы входим в квартиру и мне всё тут кажется смутно знакомым. Здесь много-много комнат, здесь уютно и обстановка не новая, но классная, живая, обжитая. Здесь есть документы о жизни её владельцев. люди хранят здесь память о своей жизни и гордятся ей. Мы пытаемся понять, что это за квартира. Она находится на высоком этаже мы поднялись сюда на лифте, вышли на лестничную площадку и вот – мы в квартире. Я узнаю подиум. Он застелен голубым ковром или ковролином. Когда я была маленькой – я видела его лучше и изучила подробно, потому что была меньшего роста. Воспоминания преследуют меня, я узнаю всё больше предметов и вдруг я обнаруживаю шкаф, за дверцами которого стоят фотографии. Это фотографии тусовки кино голливуда девяностых годом. На них изображен мужчина, он не очень красивый, а значит, не актёр – скорее всего продюссер, понимаю я, или менеджер. Он дружит со звездами. На одной из фотографий он изображен на свадьбе со своей женой – блондинкой. Их прически и костюмы – из девяностых годов прошлого столетия. Я понимаю вдруг, в чей дом мы пробрались. Само по себе оказаться в чужом доме – это нехорошо. Но это дом знакомых, у которых мама оставляла меня, когда была занята, а я была маленькой. Я ужасаюсь – отсюда надо убираться! И тут случается странное – его начинает затапливать. Потоп поднимается снизу. Вода покрывает этаж за этажом. Мы находимся на одном из последних этажей и вода подступает к нам, на этаж. Мы пытаемся спрятаться, мы пытаемся что-то сделать, чтобы спастись. Но кругом вода – за окнами тоже. И вдруг достигнув нас вода начинает убывать. Я беспокоюсь за здание – после наводнения оно способно рассыпаться, потому что цемент скрепляющий кирпичи как будто вымылся. Мы кое-как выбираемся из дома. Затем я оказываюсь ночью в невысоком жилом доме. Во дворе дома не то спасатели, не то строители – дом вот-вот снесут. Я захожу туда и попадаю в квартиру к старой женщине. Она одета в халат поверх ночной рубашки, в тапочках. Здесь даже пахнет старостью. Эта женщина как и дом - уходящая эпоха как будто даже дом, её вот-вот должны разобрать. Женщина не то что выжила из ума. Но она уже не тут. Когда-то она была писательницей и обстановка в её квартире – двухэтажной всё говорит о былой невероятной жизни. сейчас её жизнь на исходе. Она берет в руки новое издание трёхтомника своей книги, которую я никак не могу прочесть в реальной жизни – так она тяжело идёт. И вдруг писательница начинает вырывать страницы в книге и дописывает действие на других листах. Она меняет книгу для меня. она пишет перьевой ручкой с черными чернилами круглым аккуратным почерком на белых листах бумаги. Я наблюдаю за её работой. В каждом томе она меняет что-то. Я принимаю от неё книги и ухожу. Оставляю. Интересно, что дом собираются сносить, но она остаётся в этом доме. И потом я возвращаюсь в старый дом Машиной семьи. Я узнаю, что они собираются его продавать. А я здесь попрятала свои детские сокровища в основном. Бархатную темно-алого цвета шкатулку в виде сердца и другие… незначительные побрякушки, которые очень для меня важны. Маша провожается меня в квартиру, открывает ключами дверь, и я откапываю вещички, припрятанные под подушками, под покрывалами, старыми простынями. Я быстренько забираю и последнее – наушники, которые оставила здесь в прошлый свой визит сюда, он был - недавно. Они послушно дожидались меня, свисая на проводке где-то в комнате. Мне хотелось сделать всё потихоньку. Но я узнаю, что Ольга Ивановна в курсе моего этого визита и мне становится неловко, как будто я забирала вовсе не свои вещи, а может быть мне неловко, что я их тут прятала. Но Маше кажется это естественным и нормальным и ничего в моих действиях странного она не видит, так же, как и её мама. Я бросаю вещички в портфель у меня за спиной и покидаю старый дом.
  2. Здравствуйте. Мне приснилось два сна в разное время. Но пока записывала второй, неожиданно поняла, что между ними есть сходство. поэтому выкладываю в связке. Мне снился сначала С и то, как мы с ним взаимодействуем: по коридорам здания ходим. Потом снился мужчина в ванной. Взрослый, отёкший. Он алкоголик, возможно, что и бывший, но это видно, что он алкоголик и старше меня значительно. Япредана ему не смотря ни на что. Не смотря на обрюзгшее тело. Не смотря на то, какой он неприятный человек. Он лежит обнажённый в ванной, ремонт тут исключительно модный: света мало, темные кафельные стены немного бликуют, белая тут только сама ванная. Он прогоняет меня, отсылает меня от себя. Я ухожу, махнув на него рукой. Ухожу чтобы встретиться с другим мужчиной. Он музыкант. Он иностранец. Мы встречаемся с ним в очень уютном здании. Небольшом, семейном. Это длинная стена домов по обе стороны от дороги, для семейных людей. Там прекрасная уютная обстановка. Мы ходим с ним по комнатам, в каждой из них мы сидим, болтаем, переходим в другую. Мы забираемся на чердак и, кажется, даже на крышу, чтобы посмотреть, как прекрасно не только внутри дома, но и снаружи. Мы разговариваем. Он очень мне нравится. Мы понимаем друг друга. Я стараюсь говорить на его языке – на английском. У меня это получается как будто само собой, хотя я не понимаю, как и когда задумываюсь об этом, то немного смущаюсь. Мне нравятся его песни и музыка. Она очень нежная, искренняя и душевная. Мы проводим тут день. А потом он уходит по делам и возвращается. Но с ним что-то случилось, что-то неприятное. Вернулся в дом, на нём футболка с надписями о каком-то мероприятии. Белая футболка с черными прямоугольниками со словами, он как будто что-то себе повредил или у него были неприятности. Тут мне становится страшно за него, мы лежим вместе и я обнимаю его. Мне хочется ему помочь изо всех сил. Но как-то так получается, что хотя пострадал он, он меня же и утешает, он меня успокаивает и защищает и мне становится тепло у него на груди. Пока мы переживали друг за друга и пытались неловко объяснить друг другу как мы друг другу дороги, мы целовали лица друг друга, но боялись поцеловать в губы. Мы как будто самые лучшие друзья, самые дорогие люди и боимся это потерять. Вроде бы всё очевидно, но решительные и однозначные шаги никто не делает. Между нами ещё нет отношений, хотя мы очень хорошо проводим время и прекрасно друг друга понимаем, симпатия явная. Я ощущаю покой, но не только от того, что он рядом, что он дорожит мной, но что он дорожим и моим покоем и может быть сильным сам и защитить меня. Когда ему он уезжает дальше, я дарю ему книгу с запиской. Очень красивую книгу. Может быть, мою любимую, а может быть я написала её сама. Я говорю ему что-то на русском языке. Что-то очень важное, искреннее, простое и объёмное о том, что чувствую к нему. Язык как будто разделяет нас. Но он всё равно слушает меня. Он уезжает. А я остаюсь. И на меня накидывается моя мама, почему я ничего не сделала, чтобы его удержать, ведь он такой видный, такой популярный. Такой покровитель и друг – это в жизни очень важно. Мама, как всегда, всё понимает по своему и совсем не так, как чувствую и понимаю я. Не проходит и дня, как я получаю от него сообщение в мессенджере – что очень неожиданно. Он пишет мне и вставляет одно русское слово. Он хочет знать, что оно означает. Это слово «единственное». Я понимаю, что он хочет учить мой язык и понимать меня и это начало.
  3. Сон №33. Общежитие

    Я приезжаю в Питер или в какой-то город. С Н. и К. Это всё одна команда для меня. Я оплатила эту стояночную квартиру. Заплатила 30 тысяч. Я пишу стояночная – потому что мы поедем дальше. Наш путь идёт дальше. В этой квартире я готовлю для всех еду. Что-то с мясом и овощами– какие-то котлеты – которые сама при этом не ем. Я знаю, что готовлю их для других. Не знаю точно зачем, потому что меня никто не просил. Но тут на кухне мы все что-то готовим. И вдруг через коридор в кухню проходят люди. Они начинают проходить и забирать то, что я приготовила. Они не говорят ни слова, они не здороваются и вообще не обращают внимания на меня, хотя я здесь. Это шокирует меня и у меня пропадает дар речи, я просто наблюдаю за ними. Они берут едут. Я иду в комнату, очень удивлённая. И вижу из комнаты, как другие люди заходят в квартиру, проходят по коридору и идут дальше в кухню. Все они забирают еду из холодильника. Я по-прежнему шокирована и не знаю, как реагировать. Они ведут себя так естественно, согласно какому-то своему порядку. Мне кажется, что некоторые из них двигаются воровато, как будто знают, что делают что-то нехорошее, другие беседуют между собой, смеются и поэтому не замечают меня, другие – двигаются решительно. Пока это происходит пребывает ещё одна наша знакомая, подруга Н. – Л. Я наблюдаю за людьми, которые входят в квартиру. Мне кажется, в основном, это женщины. Все эти люди – какие-то убогие, они не статные, не красивые, они низкого роста, худощавые. Большинство из них азиаты, как будто вьетнамцы. Кожа у них смуглая. Я решаю, что нужно наконец что-то предпринять. Всех этих людей я прошу заглянуть как будто в дальнюю комнату квартиры или общую комнату на этаже. Сюда приходят разные люди. Некоторые из них плохо говорят по-русски, а те, кто говорят, говорят странно, издеваясь над словами, как будто передразнивая. Здесь есть африканцы. Но скорее северные – у них более светлая кожа. Один такой – вроде местного старца или мудреца, он самый взрослый здесь, и грудина у него костлявая, сухая, а низ туловища – наоборот непропорционально упитанный. Я описываю им ситуацию. Вообще я тут какая-то очень миролюбивая, очень мягкая. Я говорю им о том, что чувствую, что увидела, что меня поразило, я стараюсь им описать ситуацию, чтобы они поняли, что произошло для меня. Меня так часто перебивают, не слушают, скучают, что я никак не могу дойти до сути и до конца истории. Но я очень терпелива и продолжаю говорить и пытаюсь довести рассказ до конца. При этом мои знакомые, которые здесь так же присутствуют, держатся очень холодно, очень отстранённо, они брезгливо относятся к этим людям, которые населяют дом, и они предпочли бы сделать вид, что ничего не произошло, но, покинув дом, хаять его с издевкой и высокомерием и удивляться. Я пытаюсь закончить историю. Меня перебивает «старец» он рассказывает о жизни на родине. О том, какие энергии и эмоции выражают их местные танцы. Они часто стучат ребрами ладоней по бёдрам, как будто подчеркивая и заостряя внимание на связи между бердом и тазом/пахом. Все пытаются повторить эти движения от нечего делать, они паясничают. А я переключаюсь на этот танец со всей серьёзностью. Я пытаюсь его повторить, повторить это движение и спрашиваю, что оно означает. «Старец» хотя и знает, что это, но моё внимание очень важно и льстит ему. Ничего вразумительного мне не отвечает, он говорит – это просто движение, его все делают. Наконец, большинство людей уходит. Остаются четыре слушателя из жителей этого дома. я дорассказываю им эту историю и плачу, плачу, потому что заплатила деньги и большие, как мне кажется, чтобы всем было хорошо и комфортно. Что меня расстраивает присвоение чужого, что я не знала, что здесь так принято, а оказалось, что эта квартира она вообще для того и нужна: не у всех есть холодильники, не все готовят, а здесь всегда можно поесть и у всех сюда есть доступ. Я не знала этого, меня это огорчает и я плачу. Четыре человека дослушивают меня и они растеряны от того, что ничего не могут сделать с тем, как всё заведено и потому что я не знала правил этого места.
  4. Все привет. Вот такой сон приснился мне сегодня. Я иду по улице летом. Всё – в цвету, зеленые кусты растут по обе стороны дороги. Я иду в одну сторону. Там встречаю своего двоюродного брата С. Мы встречаемся на дорожке и идём в обратную сторону. Я замечаю, что на кустах и маленьких деревьях – сидят небольшие пушистые коты. Я так удивляюсь этому. Котики очень милые и я фотографию их на свой телефон – они на ветках, словно листва. Получаются странные снимки - не очень чёткие, но наполненные светом. Три котика сидят на ветках одного деревца. Иду дальше – на других – тоже. Мы с идём с С. И разговариваем. Сначала он не очень мне доверяет, а потом всё больше мы понимаем друг друга. Мы говорим о дороге. О том, что я много ездила до работы, когда-то давно – по пробкам. Теперь просто больше расстояния, а по времени – одно и то же. С. Сажает меня к себе в грузовик. Он – за рулём. мы едем к бабушке в дом. Приезжаем в дом к бабушке. Только я не понимаю, к какой. Потому что наша общая с ним бабушка – давно умерла. А та, которая живая – у неё не было такого дома… Но получается, что это всё-таки дом бабушки Л. Которая жива. Дом очень большой и старинный. Здесь на светлой террасе стол и за ним – много людей. Я вижу своего брата С. Как будто в черно-белом кино – красивым среди наших общих предков за столом. А сама продолжаю ходить по дому. Здесь папа, бабушка Л. И И. с супругом! Я хожу по красивому одноэтажному дому. В большой комнате причудливое окно – оно выходит в очень красивый залитый солнцем сад и в нём есть как бы капля-увеличивающая предметы. Всё стекло как будто не прозрачное – а эта капля сверхувеличивающая показывает всё что за окном. Она всё делает очень крупным и немного нереальным. Я стараюсь сфотографировать её и заодно очень красивый блик от солнца на телефон. Капля и блик - выстраиваются в диагональ. Я делаю несколько кадров. Потом я оказываюсь в ванной. На стенах здесь белая с объемным рисунком, отбрасывающим розовые тени – плитка. Плиточки небольшие, на каждой из них в центре – цветок с раскрытыми лепестками. Ванная голубого цвета и всё, что на уровне ванной – голубого цвета. Я принимаю ванную. Сажусь на дно. Бабушка стоит рядом со мной и вдруг становится крошечной – она едва достаёт руками до бортика ванной. Потом мы с бабушкой снова оказываемся в комнатах. Как будто И. строго требует у неё больше не лгать. На глазах бабушки появляются слёзы. Она ведёт меня к плетенной высокой корзинке с крышкой. Поднимает крышку и я вижу в ней кучу драгоценных серебряных редких монет. Одна из них большая – с изображением иконы Иисуса Христа руки его как бы расправлены в благословении – открыты, ладонями вперёд и вниз. Меня очень веселит эта находка. За этими монетами бабушка очень ухаживала – все они блестят. Бабушка предлагает мне взять несколько монет и я набираю небольшую горстку. Я вижу, что они ей очень дороги – она не готова с ними расстаться сейчас. Я обнаруживаю здесь так же кое-что любопытное. Здесь мои детские наручные часы. Не только мои, но и моих брата и сестры. И ещё чьи-то двое. Я хочу найти свои – красный пластиковый ремешок и рисунок на круглом циферблате. Я нахожу их – но они немного другие. Красный ремешок остался. Но циферблат стал прямоугольным и не защищен стеклом – бумага торчит за пределами рамки. Я забираю эти часики. Потом бабушка показывает мне ещё одну свою сокровищницу. Здесь – много драгоценных игрушек, куколок и подвески. Они очень красивые. Мне очень нравится небольшая куколка – брошка бежевого цвета. Она как будто из жемчуга. И яркая подвеска на шнурке – лепестки и цветок какого-то растения. Но время уходить. Наступил вечер, почти ночь. Я выхожу следом за папой. бабушка замечает, что я взяла подвеску и куколку, как будто я их у неё без спросу взяла. А я не помню, как взяла их и без сожаления отдаю. Бабушка говорит, что куколка эта – это вода. Меня изумляет, как я её выбрала из всех, как угадала в ней «своё». И. и её супруг уже сели в машину. Вторая ждёт нас с папой. дом бабушки находится на широкой улице в деревне. Неподалёку красивая церковь. Я смотрю на неё, а она вся в радужном свете. Я даже думаю, что эта картинка больше бы подошла для эмблемы Дисней ленда. Бабушка плачет. Я крепко обнимаю её. Мы с папой садимся в машину.
  5. Сон № 8. Большой и длинный...

    Всем привет! Сейчас в моей жизни важный период и вот мне приснился такой сон. Сон начинается с загородного дома. Здесь я встречаю своего папу. Стою перед зеркалом и смотрюсь в него и выдавливаю прыщи - на щеках. Из прыщей и забитых пор выходит гной. А из одной забитой поры я выдавливаю целую гнойную каракатицу, довольно безобидную, но не очень симпатичную на вид - она похода на капсулы рыбьего жира по цвету и такая же полупрозрачная, с головой и рожками-усиками. Я понимаю, что это - паразит. Я хочу показать его папе и сохранить, чтобы узнать, какие мне нужно ставить уколы от него (я уже на них согласна), поэтому каракатицу кладу в контейнер для еды, а его оставляю в раковине на кухне (в раковине много посуды). Но когда я возвращаюсь туда через некоторое время, то открыв контейнер вижу, что, видимо, из-за того, что он был не герметичен, каракатица разложилась и стала просто какой-то темным гноем. Но после этой чистки, лицо становится моложе на несколько лет и более худым. Потом я прихожу в большой гараж, где темно без электрического света. В гараже довольно просторно. Здесь стоит шкаф, мой детский огромный шкаф (в нём и родительские вещи тоже есть). В гараже папа и наши родственники со стороны мамы. Я забираю из шкафа свои вещи, шарюсь по полкам. Потом ухожу вместе с папой. Мы выходим вместе из загородного дома, в котором были вначале. Это деревянный одноэтажный дом, выкрашенный в голубой цвет. Мы выходим ранним осенним утром в туман, через который пробивается солнечный свет. Мы идём к машине. Папа садится за руль. В доме остаётся мама, мы оборачиваемся к дому, как бы покидая маму, которая там внутри, садимся в машину и уезжаем в старую часть города. Я иду по старой части города и мне звонит коллега с бывшей работы. Он почему-то решает завести со мной разговор о том, какие мужчины мне нравятся. Я удивляюсь - неужели такие? И он серьёзно, без улыбки отвечает - видимо, так. Мы оказываемся в квартире, где живёт бабушка. Квартира - это длинный и узкий коридор с большим количеством (около трех или четырех) комнат, расположенных друг за другом. В каждой комнате живёт человек. В последней - женщина, подруга бабушки, которая потерял мужа. Здесь довольно уютно, как в старых домах, в которых давно живут. И светло. Через квартиру растёт дерево. Я скрестив руки на груди, проверяю как живёт здесь бабушка, и спрашиваю, почему здесь дерево, нормально это или нет? Я стою рядом со стволом и смотрю в потолок, в котором специальная дыра для этого ствола. Бабушка отвечает мне, что ведь они старики - поэтому деревья как связующее звено между землей и небом, поэтому оно здесь и растёт. Мы с папой уходим из этого дома и обходим его. Я делаю несколько фотографий желтой листвы на деревьях, которые складываются в красивый узор на фоне густого тумана. И вдруг я замечаю в окне этого дома своего преподавателя танцев. Он корчит рожи, зная, что попадает в кадр. Я машу ему рукой и ухожу дальше. Теперь я оказываюсь в огромном доме. Кажется, я захожу себя, не намереваясь оставаться надолго, но дом оказывается несколько другим местом, чем я ожидала. Это как будто большой дом семьи по маминой линии. Я захожу сюда и долго осматриваюсь. Я прихожу сюда и меня никто не встречает, но как только я появляюсь - приходят и другие наши родственники - сестра бабушки с внуками, её муж. ДОм заставлен старыми вещами. Он сильно заброшен. Здесь есть даже класс как в школе - с партами, обращенными к высокому шкафу, на котором стоит телевизор. Я сажусь здесь за парту - она для детей младшего возраста - всё очень маленькое. Задержавшись в классе на некоторое время я иду дальше - моя цель - ванная. Я хочу принять душ и главное - вымыть голову. Я нахожу две ванных комнаты, расположенных близко друг к другу в одном коридорчике - закуточке. Здесь в коридоре на полу валяются вещи, которые хотели отправить в стирку, уже довольно старые, светлые одежды, мне кажется - детские. Я захожу в ванную и пытаюсь найти среди многочисленных моющих средств - шампунь, но здесь только гели для душа - все они незнакомых иностранных марок и каждый - как будто из другой страны. Я раздеваюсь. В это время дверь ванной открывается и я вижу в коридоре, вошедшего в дом мужчину. Я приглашаю этого мужчину не робеть и присоединиться ко мне. И закрываю эту дверь. Встаю в ванную и включаю душ. Я принимаю душ. И открывается дверь из детского учебного класса, входят дети. И выходят в другую дверь. Потом этот мужчина вместе со мной стоит в ванной так же раздетый. Я обнимаю его под душем. Между нами происходит секс. Всё это время, пытаясь найти и принять душ, я очень сильно хотела писать. И не успела сходить в туалет, уединившись. И вот теперь в процессе секса я пытаюсь расслабиться и избавиться от лишней жидкости, потому что мы и так под душем. Мужчина смотрит на меня и не понимает, что происходит, а я не хочу посвящаться его в свой интимный процесс, непонимание его злит. Не помню, чем это заканчивается. Но открывается дверь в ванную со стороны коридора и входной двери и на нас оттуда смотрит сестра бабушки. Мы стоим, прислонившись друг к другу и стараясь друг друга закрыть, на что нам отвечают, что всё равно всё видно и понятно - и показывают на то, что его пенис нам не удаётся укрыть между нашими животами. Из ванной мы выходим в комнату. Этот дом где-то за городом, но это место совсем не похоже на то, что было в начале сна. Здесь рядом с домом растёт дерево. Мы держимся за руки и всюду ходим вдвоём. Здесь тоже чудесная тёплая осень и нет никакого тумана, светит солнце. Мы обходим дом вокруг, чтобы войти в другую дверь. И вдруг я обнаруживаю в памяти своего телефона много фотографий Р., потому что он их отправил мне в мессенджер, который автоматически сохраняет файлы в телефон. Меня не трогают его фотографии, но я наблюдаю за тем, как ему непросто. Он старается улыбаться и привлечь внимание, казаться беззаботным. Но я чувствую как он потерян. Он даже делает фотографию в том месте возле этого дома, где я сейчас нахожусь, где он останавливался у друга в палатке - прямо на улице. Я узнаю это место. Я наблюдаю за ним с сожалением и его попытки связаться со мной оставляю без ответа, а его желание погрузить меня в свою жизнь кажутся мне жалкими и отчаянными. Как будто он понимает теперь, что упустил что-то важное. Но я уже с тем мужчиной, которого выбрала. Вот такой длинный сон. Вроде бы очень понятный, но например, дерево в квартире бабушке мне не понятно... Буду благодарна за ваши предположения и пояснения
  6. Из автобуса, в котором мы ехали с бабушкой, я выхожу на автобусной станции (не очень большой) на окраине города. Лето, начинается вечер, солнце медленно катится к закату. Здесь я вселяюсь в небольшой дом. Вокруг него много растений - деревья в самом соку. Моя однокомнатная квартира, маленькая, расчитанная на одного человека, здесь всё время сумеречно, темно. Она находится на первом этаже, но первый этаж не на земле, а чуть выше. В этом доме я встречаю Н. Он живёт этажом выше. К нему в квартиру можно попасть прямо из моей кухни по лестнице вверх. Н. пакует вещи и уезжает. Он просит меня пожить в его квартире, а не в своей, пока он будет в отъезде. Я поднимаюсь к нему в квартиру. Она больше моей и здесь светло. Я остаюсь в большой столовой-кухне. Здесь много окон. Я открываю холодильник и готовлю себе еду. Когда я ем, приходит М. Мы здороваемся, она удивлена моему присутствию и держится очень закрыто, она не понимает, что я здесь делаю. Я объясняю ей, что Н. попросил меня здесь побыть, пока он в отъезде. Она предлагает составить мне компанию. Я не возражаю, потому что у неё больше прав находиться здесь: они ведь с Н. живут здесь вместе. Мы едим здесь за столом вместе. Она одета в домашний халат. Когда она ест, то халат закрывает её туловище спереди, а спина обнажена. Я обращаю внимание на то, что сбоку слева на её ребре уродливый высохший нарост в виде мешочка. После приема пищи я ложусь на кровать за перегородкой в столовой и смотрю телевизор. М. в это время идёт в ванную и туалет (это одна комната) - по темному коридору вглубь квартиры. Возвращаясь оттуда, она сообщает, что два кота - её и Н. - замёрзли в темной ванной комнате (там как будто очень холодно, зима настоящая), потому что окна открыты. На это я отвечаю ей, что я предпочитаю, когда в квартире свежо и открыла окна. А котам ничего не будет - они же пушистые! Она отвечает, что они всё-таки замерзли, поэтому она закрыла окна. Мне остаётся только пожать плечами. Я встаю с кровати и подхожу к окну. М. тут же сменяет меня на кровати. Заметив это, я сообщаю, что пойду к себе в квартиру и спускаюсь. Отношение М. ко мне мне не ясно. Она ведёт себе всё это время со мной так, как ей удобно и привычно, как будто нарочно игнорирует меня.
  7. Сон №24. Из череды переездов

    В последнее время мне приснилось много снов про разные отъезды из знакомых мне и совсем не знакомых мест. Вот один из них: В небольшом городе я и папа встречаемся с его отцом (моим дедом) и женой деда. Встречаемся и покидаем город. При чём всё это время веду нас я. Я прихожу уже одна в дом к И. Утром следующего дня я должна покинуть её дом с её двумя дочерьми. Старшая занята своими делами, мы с ней мало контактируем. А вот с младшей - подружились, она всюду сопровождает меня. Дом причудливый. Многоэтажный. Просторный и самодельный, с высокими потолками. Я остаюсь на первом этаже. Есть ещё и второй этаж, там, видимо, спальни хозяев дома. И. очень радушно принимает меня, хотя и продолжает заниматься своими делами. Гости для неё - дело привычное. Я и её младшая дочь ночуем в одной спальне на первом этаже. Просыпаемся рано утром - скоро отправляться. Я выглядываю в окно. Что там за чудо! Дом стоит на берегу озера, от воды его отделяет деревянный настил по периметру всего водоёма. Я вижу, как с него прямо перед окном в купальнике в воду прыгает девушка. За окном лето, вокруг озера кипит какая-то приятная жизнь - отдыхающие прогуливаются не спеша. Погода солнечная, зелёнь насыщенного цвета. Я любуюсь этой красотой из довольно темной спальни. Младшая дочь И. зовёт меня идти, я отвечаю, что у меня ещё есть время. Она уходит одна. А я остаюсь и на последок фотографирую особенно понравившуюся картину из окна: солнце скрывается за раскидистыми ветвями дерева. Ветки опадают к земле и образуют арку над высокой травой. Потом мы спешим собирать вещи. Видимо, мне дают много вещеё здесь для того, чтобы я взяла их с собой в путь, так что я беспокоюсь: а дала ли я что-нибудь? Я оказываюсь в комнате И. Здесь большой - огромный! - платяной шкаф с множеством полок. И вижу среди одежды - сложенную шёлковую пижаму (штаны и рубаху) ярко красного цвета с вышитым золотого цвета нитками узором. Её я подарила И. Успокаиваюсь - значит, я что-то дала. Я оказываюсь в просторном коридоре. В нём есть стол похожий на стол досмотра в аэропорте. Здесь стоят сумки отправляющихся. Здесь я пакую свой портфель. Мы вот-вот отправимся в путь.
  8. Сон №21 Н.

    Холод, зима. Разрушенный и опустевший город. Мы с подругой в кафе, и я не могу есть жаренную картошку - мне нельзя. Мы вместе приходим в разрушенный и пустой дом. Там я принимаю ванную с незнакомым мне парнем. Мы обнимаем друг друга. У него грязная, в чем-то чёрном кожа. Я трогаю его. глажу и на руке остается черная грязь. Мы занимаемся сексом. Потом снился Н. Я была очень огорчена чем-то. Он догнал меня на улице. Мы говорили, и он поцеловал меня несколько раз в губы. А потом отправил к себе домой (с М. они разъезжаются). Еду к нему домой я в дождливую погоду по зеленым холмам в цепочке маленьких открытых повозок, которые ходят по рельсам. Все время идёт дождь. Я прихожу к нему домой. Белые стены кажутся серыми из-за дождя, высокие потолки. Как будто даже отдельный дом. У него дома я принимаю душ, так как я промокла. Приходит Н. Мы встретились в коридоре, в отгороженной от других дверей, в т.ч. и от входной двери, которые закрыты, он подошёл ко мне со спины и обнял. Я согрелась и почувствовала себя хорошо. Был секс там же в коридоре. Через некоторое время пришёл отец Н. Ожидая встречи с ним, я волновалась: как он отреагирует на меня? Здесь же должна быть М., с которой Н. расстался. Н. успокоил меня - всё нормально. Когда пришёл его отец, то обрадовался мне. Интересно, что во время сновидения про Н. руки держала на сердце.
  9. Сон №19 Асисяй

    Солнечный день. В большом трехэтажном доме много людей. Здесь очень уютно. На полу ковры, у стен тумбочки с вазами с цветами, зеркала. Двери в комнаты. Лестницы деревянные между этажами тоже устелены коврами. Я поднимаюсь со своим чемоданом наверх. Здесь Н.Л. - напряженная. и Н. И много других артистов. Все они собираются выезжать из этого временного жилища - отправляются давать представление. Я не спешу. Медленно поднимаюсь, везя за собой чемодан. Наверху, правда, спохватываюсь: мне нужно уехать с кем-то, иначе придётся добираться самостоятельно. И открываю свой чемодан тёмно-серого цвета. В нём одинаковые по размерам четыре отделения. В одном из отделений два вида костюма: синий (глубокий, спокойный) и зелёный (цвета зрелой листвы на деревьях, не яркий, а насыщенный). Костюмы из длинной рубахи и лосины. Людей осталось немного. Кажется, я прибиваюсь к компании Н. они, видимо, и привозят меня в театр. Я выхожу на освещенную светом и пустую сцену. В синем клоунском комбинезоне в белый горошек. И всё еще не знаю, какой номер буду исполнять. Выхожу и машу рукой зрителям. И начинаю говорить на детско-тарабарском-выдуманном языке Асисяя. Внутренне решаю, что мой номер - это просто общение со зрителями, игра. Цель у меня одна: "расстаять" зрителей своими историями, которые буду рассказывать едва ли понятным, наивным, детским. невнятным способом. Но искренне и добро. В тёмном зрительном зале на моё приветствие откликается маленький мальчик лет восьми. Он сидит прямо напротив того места, куда я вышла. И еще двое рядом с ним и один справа и выше рядом откликаются - это уже взрослые. Их отклик освещает их, как будто их освещают прожекторами. Выступление только началось и продолжается. У меня нет никакого плана, мне важен результат, цель к которой я иду.
  10. Сон №8 Мужчины.

    Пасмурный, серый день. Я захожу в пункт ожидания - небольшой домик. Жду своего автобуса, укрываюсь от дождя. Домик маленький, но очень уютный - особенно в дождь. Я обхожу его по периметру: как будто дом - это просто одна комната, но посередине комнаты - стенки, которые делят пространство на несколько частей. Обхожу его по часовой стрелке. В одном из закутков обнаруживаю натянутый тент. Я снимаю его и обнаруживаю под ним мотоцикл. Тут же появляется его владелец - он подходит ко мне со спины - это С.А. Я никак не ожидала его увидеть и шокирована. Он улыбается мне преданно и нежно. Я ухожу, оставляя С.А. без внимания. Сидя на полу, открываю компьютер. Кто-то создал чат, в котором участвуют несколько людей: я, С.А. и его друг. И создал его С. Он ведет себя в чате очень агрессивно, нападает на С.А. - его сообщение состоит из агрессивного выпада и чьего-то чужого сообщения с ссылкой внутри. Я встаю - вот уже позади меня сам С. Он вот-вот начнет драку с С.А. Последний продолжает улыбаться преданно и как бы виновато. Я требую объяснений от С. Он показывает, что С.А. прислал видео, в котором собрал счастливые моменты нашей с ним жизни за много лет, как он возил меня на мотоцикле. Наступает ночь, дождь как будто становится сильнее. Дом - это как будто трейлер - временное жилище на колесах. Я выхожу и обнаруживаю большой рекламный щит с одной стороны трейлера, с другой - дорогу, проезжую часть и трейлер стоит в месте, где дорога совершает поворот. Трейлер стоит почти на обочине. Я хочу повесить на рекламном щите большой плакат. Пусть его скоро заменят, пусть даже никто не увидит плакат, для меня важно, чтобы некоторое время он висел на щите. Потом я попадаю в большой светлый дом. Здесь я репетирую в составе большого танцевального коллектива - одежда на всех нас одинаковая серая, лишенная цветов, но модная-спортивная, на голове у меня спортивный удобный высокий хвост. Репетиция - повторение перед выступлением - все уже готово и отточено. Я покидаю коллектив в составе нескольких девочек, но они как будто не из коллектива. Нас ведут по большим светлым пространствам. Это как будто магазин одежды, здесь мы ее можем выбрать. Вся одежда, как и пространство комнат - светлые. Я вдруг обнаруживаю, что у меня менструация, кровь льется рекой и я вот-вот испачкаю здесь все. Поэтому отделяюсь от группы и иду дальше. В конце - большая ванная комната. Здесь большие ванные - четыре штуки. Все очень красивое, белое. В трёх ваннах уже лежат мужчины. Я вхожу в комнату. Мне объясняют - что мужчины меня не видят, и я могу не смущаться. Чья-то рука бросает какую-то ткань или одежду в их сторону, но они не замечают ее. Мужчины ведут разговор. Они спорят о том, кому достанется девушка. Как я понимаю - они спорят обо мне. Один из них выходит вперед и сообщает, что девушка достанется ему. Двое других просят объяснить, чем же он лучше. И тот сообщает, что он наполовину женщина и он даже иногда становится беременным. ОН поднимает майку и показывает свой живот - он округлен и понятно, что сейчас он беременный. Но родить самостоятельно он не может. Другие двое ему сочувствуют. Мужчина-гермафродит ощущает себя особенным: он страдает, но это страдание - его радость. Девушка как будто должна достаться ему, потому что его век - короткий, и он все равно обречен.
  11. Сон №4 Город грехов

    Я вселяюсь в дом своего дяди. На втором этаже мы живём там с С. Главная в доме я. Живу я здесь не совсем легально - не все знают, что дом занят. Приходит парень, звонит в дверь. Я спускаюсь и встречаю его перед домом. Вид у парня как будто сумасшедший и изможденный. Он ненормальный и не хороший, как будто маньяк. Он слышал, что дом сдают. Я отправляю его узнать сумму к хозяйке (впустила жить меня женщина, а не сам дядя) - мол, можно было бы платить пополам (при этом сама я живу бесплатно, т.к. родственница). Парень узнает сумму, решает, что дорого - ему назвали настоящую сумму. Я довольна. Когда парень уходит, встречаю соседку и представляюсь племянницей хозяина дома. Она не то что бы рада: сообщает мне, что тот отсидел за изнасилование. Я этого не знала и пребываю в шоке. Ночью я иду одна по городу. Все прячутся, разбегаются кто куда - все боятся преступников. Встречаю компанию, где мой знакомый Л. Присоединяюсь к ним Мы заходим в кафе. Неопрятное и темное. В городе беспредел - и никто не знает, что делать с этим. С одной стороны все - беззащитны, с другой стороны - сами являются преступниками в той или иной степени. В кафе, где мы пережидаем страшное время - ночь, когда не знаешь, кого на этот раз решат поймать гангстеры - я иду в кухню. А там повара в масках - еда радиоактивная. Они выгоняют меня с кухни испуганные. Иду во двор кафе. Обратная сторона кафе - здесь озеро, за ним лес. Светит Луна. Здесь будущие самоубийцы, люди на грани. Они принимают меня в штыки - но я не собираюсь их уговаривать и переубеждать. Тогда они отходят. И наблюдают издалека. Я же показываю своим примером - жизнь прекрасна. Они тянутся ко мне. Одна девочка присоединяется ко мне - она уже передумала. Весть: девушка Л.,( которую он бросил беременную в реальной жизни) вот-вот родит. Я возвращаюсь в кафе и остаюсь с ним. Все остальные уходят как будто помочь ей. Отсюда я попадаю на переезд офиса. И как будто офис - это лес. Друзья помогают разбирать мебель: нужно только ночь еще переждать и переезд. Один из начальников замечает мне, что я забрызгала окна - я вспоминаю, что сделала это когда читала молитву и осеняла окна крестом кисточкой и святой водой. Я собираюсь вымыть окна. Но для этого мне нужна целая ванная воды - я делаю сложный расчет, вычисляя количество воды необходимое для разведения какого-то средства. Ванная, которую вывозят отсюда - она вообще не вмещает в себя воду - это голубое кресло. Серый рассвет - пора разъезжаться. Как будто после ритуала-службы. Повозки. Почти все разъехались, остается последняя повозка - я наблюдаю, как в нее загружаются люди и знаю, что остаюсь здесь.
  12. С определённой периодичностью снятся сны, в которых я бегу домой по тёмным улицам. Улицы эти всегда полузнакомые, то есть они находятся вблизи моего дома, но чтобы добраться домой на своих двоих нужно минут 30-40. Улицы часто темны, но бывает, что я иду домой при ярком свете дня. Я встречаю по пути много людей - при свете дня они в большинстве дружелюбны или нейтральны, на тёмных улицах они опасны желанием что-то урвать. Последний сон был о том, как я иду поздним вечером мимо автовокзалов, пересекаю дворы, иду вдоль автомобильных дорог и люди, которые встречаются мне, смотрят на меня немного плотоядно. Я в свою очередь, чувствую в себе некую уверенность и силу избежать неприятностей. Кроме того, во сне, ночью, я часто пользуюсь звериным бегом - встаю на четыре лапы и бегу, цепляясь когтями за лёд - это гораздо быстрее, чем бежать как человек.
  13. Хочу задать вопрос о здоровье дома, о том как его наладить? Дома все разные и на вид и по ощущениям внутренний жизни. Большой отпечаток оставляют в нём мысли хозяев и гостей. Иногда в дом тяжело войти - есть чувство, что на тебя наваливается груз всех проблем хозяина, а бывает что дом знакомца, по неизвестной причине, кажется тебе близким и в него хочется вернуться. Помимо энергетики хозяев, в доме есть своя собственная атмосфера, своя структура. Иногда, когда я в гостях, если отбросить свои состояния и состояния хозяина, мне кажется, что я сижу в вагоне поезда, иногда, что подо мной - бетонная плита, иногда в квартире нет крыши... Недавно, я уехала из дома на неделю, а вернувшись, поняла, что мой дом опустел... в нём мне стало неуютно, обидно как-то стало. Возможно, это дом выражает мне своё недовольство моим отсутствием, а возможно, пока меня не было, вложенные мной душевные силы испарились - улетучились. Иногда оставленные душевные силы, не находя себе применения, начинают закисать - но, не в последнем случае. По всему, у дома снесло крышу. После того, как я провела уборку - помыла окна, почистила пол и ванную - дом начал наполняться. Мой вопрос заключается в том, как сделать жизнь дома гармоничной, жизнь дома самого по себе. У меня есть правила, которых я придерживаюсь, чтобы атмосфера дома была душевной, вот некотрые из них: - я должна любить те вещи, которые я вижу. - вещь, как и человек, должна иметь своё место и жить в нём - от двери дома должно идти чувство крепкости и непробиваемости - по возможности, поддерживающая чистоту уборка, прежде всего пола - личные вещи, при приёме гостей прячутся с глаз - ароматическая чистка дома тлеющими эфирными маслами и дымом после ухода гостей и во время тяжёлых состояний - все мелкие живые существа, по моей воле живущие в доме, должны быть довольны (рыбки, птички, растения) Конечно, прежде всего, нашим главным домом является наше тело и дом там где мы, вокруг нас. Однако иногда, хочется прийти в место, где сможешь набраться сил и восстановиться. Есть комнаты, которые уравновешивают тебя духовно, есть те, что, наоборот раскачивают. Что делать, если пришлось спать в комнате, где нет чувства покоя? Как зауютить пространство без крыши? Как сделать, чтобы те приспособы, которые держат сотворённую тобой крышу, не улетали вместе со всей энергией, вложенной в дом?
  14. Сон № 86 Белая земля.

    Снилось, что мы с моей семьей бредём по ровному заснеженному полю. С нами идёт фигура в чёрной куртке с надетым на голову капюшоном - это моя ушедшая бабушка С.. Её фигура скрыта толстой зимней курткой, но видно, что идёт она легко. Она идёт молча, но все мы чувствуем её важное присутствие. Мы движемся к дому. Это наш дом - старый с виду, но не хватает оконных рам, досок. Он как-будто недостроен, хотя мы знаем, что это наш "родовой дом" - мы с ним связаны. Мы подходим к дому и собираемся в него войти. Нужно влезть в окно на второй этаж. Все смогли справиться с этим сами, а мне понадобилась лестница, чья-то помощь. Мы просто сидим на балках второго этажа, особенно ничего не делаем. Нам хорошо вместе, мы дошли. Потом бабушка как-будто отдаёт оставшееся у неё животное. Все негласно соглашаются, что возьму его я. Оно выглядит как очень длинный хорёк - длинное пушистое чёрное тело, толком не разглядишь головы, так как после знакомства с этим животным оно начинает безостановочно ползать по моим плечам, груди, наискосок - от одного плеча под руку и со спины под другую руку. Я смотрю на это сначала, а потом пытаюсь его успокоить. Далее, зверёк почему-то стал рыжим и не таким длинным, он уже сидит в своём домке - мягкой клетке (палаточке), я чем-то кормлю его, он смотрит на меня как-то не совсем по-животному и ест. Во сне я просыпаюсь и рассказываю сон маме - так как описала его сейчас. Она почему-то начинает плакать. Сон сам по себе не тревожный, даже спокойный. Просто ты не противишься во сне событиям, которые с тобой происходят. Мне очень хотелось бы узнать о снах во сне - как это трактовать? И о таком интересном животном как хорёк. Буду признательна за трактовку.
×